Мы видим свою экономическую востребованность

12 Февраля 2015

Состояние дел в энергетике самым непосредственным образом касается рядовых потребителей. Жителям многоэтажных домов далеко не все равно, «здорова» ли ТЭЦ, поставляющая тепло в их квартиры, выдержат ли тепловые сети зимние морозы и какими будут тарифы на тепловую энергию завтра.

О больших и малых проблемах теплоэнергетики, перспективах развития отрасли «Кузнецкому рабочему» рассказал  Михаил Кузнецов, генеральный директор ООО «Сибирская генерирующая компания». Руководитель СГК, управляющей крупнейшими объектами по производству электрической и тепловой энергии в Кемеровской области, Хакасии, Красноярском и Алтайском краях, побывал в Новокузнецке с рабочим визитом. На территории нашего города действуют три структурных подразделения СГК: Кузнецкая ТЭЦ, газотурбинная электростанция «Новокузнецкая» и Межрегиональная теплосетевая компания. 

- Михаил Варфоломеевич, с какими итогами компания завершила 2014 год?

– Прошлый год стал для нас успешным. СГК в рамках государственной программы по договорам о предоставлении мощности (ДПМ), которая обошлась компании более 80 млрд. рублей, в декабре прошлого года сдала в эксплуатацию последний из 12 энергообъектов. Какие-то из них подверглись масштабной реконструкции, как Беловская и Томь-Усинская ГРЭС, а некоторые были построены с нуля, как, например, ГТЭС «Новокузнецкая». В 2014 году, во многом благодаря участию в программе ДПМ, нам удалось существенно увеличить выработку электроэнергии – в сравнении с 2013 годом ее прирост составил 18 %.

Надо учитывать, что в стране 20 лет практически ничего не строилось в энергетике, была утеряна квалификация – от проектировщиков до монтажников. Приходилось начинать работу с нуля, собирать по стране лучших специалистов, учиться всему заново… Тем не менее мы с этой работой справились – в конце прошлого года ввели в эксплуатацию последний объект на Беловской ГРЭС. Поэтому оцениваем свои результаты, как достаточно высокие и с уверенностью смотрим в год наступивший.

– Как вы оцениваете состояние тепловых сетей  Новокузнецка на фоне других городов?

– Состояние тепловых сетей в российской теплоэнергетике – это проблема острейшая, даже хроническая. Тепловые сети традиционно финансировались по остаточному принципу. В Новокузнецке, в сравнении с другими городами нашего присутствия, все не так уж плохо. Ваши сети всегда имели лучший тариф на ремонт, чем в других регионах, хотя не роскошный, конечно. Поэтому они во вполне приличном состоянии, и статистика аварийности это показывает. В Барнауле, например, ситуация гораздо плачевнее.

Ситуация зачастую усугубляется еще и особенностями проектирования сетей. Мало кто из чиновников хочет вникать в технические вопросы и тонкости, поэтому определяют тариф ниже обоснованных предложений по принципу «а мы вам не дадим, потому что людям не нравится, когда повышают тарифы». Но это столько стоит! Если вы финансируете по чуть-чуть,  ситуация ухудшается не сразу, не резко, а «по чуть-чуть», но в перспективе вы рискуете получить эффект неуправляемый!

Я понимаю, что если нам всем позволят реализовать наши аппетиты, жители взвоют, это неправильно. Но должны быть постоянные правила игры и должен быть арбитр, который ограничит возможности для роста тарифа. В погоне только за тем, чтобы люди всегда были довольны, можно загнать вторую сторону в тупик. Если даже крупные газовые ТЭЦ продают за 10 тысяч рублей, значит, что-то нездорово в отрасли? Это не только беда конкретных собственников. Самое время об этом задуматься.

– Кузнецкая ТЭЦ, входящая в структуру СГК,  одна из старейших в области – в прошлом году станция отметила 70-летие. Есть ли смысл ее модернизировать?

– Я думаю, на сегодня это лучшая станция в Новокузнецке! Несмотря на солидный возраст, она вполне конкурентна и имеет запас тепловых мощностей, являясь, по сути, одним из основных теплоисточников города. У Кузнецкой ТЭЦ, несмотря на ее, казалось бы, моральную и физическую зрелость, солидность, есть экономическое преимущество перед другими станциями, построенными с ней в одно время: она изначально была ориентирована на твёрдое шлакоудаление и обладает потенциалом для сжигания более дешёвых углей, чем конкуренты. Развивать или не развивать теплоэлектроцентраль, во многом зависит от объективных условий.

Если абстрагироваться от каких-то частностей, посмотреть на ситуацию в целом, Кузнецкая ТЭЦ могла бы весь контур Центральной ТЭЦ (а это большая часть Центрального и Куйбышевского района города – прим. автора) переключить на себя и в результате существенно удешевить производство тепла. Тариф с коллекторов Кузнецкой ТЭЦ почти в два раза ниже, чем у Центральной. Но сегодня у нас нет стимулов для расширения Кузнецкой ТЭЦ. У бюджета большие долги перед теплоэнергетиками. В Новокузнецке жители фактически оплачивают только 60% от обоснованного тарифа за тепло и горячую воду, остальную часть должен доплачивать местный бюджет, для которого это существенная нагрузка. В данной ситуации увеличивать мощности генерации преждевременно. Ведь чем больше мы сегодня произведем тепла, тем больше эти долги увеличатся! Согласитесь, абсурдно увеличивать объем производства, увеличивая тем самым дебиторскую задолженность? Если бы у нас была четкая оплата, мы могли бы рассматривать инвестиционные проекты по замещению ряда нерентабельных теплоисточников в Новокузнецке. Путем относительно небольших вложений Сибирская генерирующая компания могла бы реконструировать Кузнецкую ТЭЦ для увеличения тепловых мощностей. Безусловно, это потребовало бы и теплосетевого строительства, но в любом случае это интересный проект, и это имеющая смысл деятельность, которая приносит пользу людям и прибыль компании.

– Как вы прокомментируете задолженность, образовавшуюся у Сибирской генерирующей компании перед Кузбассэнергосбытом?

С долгами всё просто. Заявления о том, что мы не хотим платить, – не совсем корректные. Мы не платим только потому, что нам не платят. Задолженность бюджета перед теплоэнергетиками в сотни раз превышает наши долги за электричество. Нам приходится привлекать кредиты, а делать это всё сложнее и сложнее. Обращаю внимание, что такая задолженность сложилась только по тепловым сетям. Теплосети – это, можно сказать, наша социальная нагрузка. Для того, чтобы развивать свои теплоисточники, в том числе, Кузнецкую ТЭЦ, нам необходимо управлять и транспортировкой тепла. Если мы сети отдадим в чужие руки, мы, в конечном итоге, получим еще большую проблему. Почти во всех городах присутствия СГК содержание сетей является убыточным делом. Поверьте, если бы в каком-либо городе мы имели убыточную станцию, сети нам были бы не нужны. Мы сегодня содержим сети потому, что верим в будущее, в то, что за тепло, рано или поздно, будут расплачиваться, как положено. И когда это произойдёт, мы предложим потребителю те условия, которые больше не предложит никто. Мы видим свою экономическую востребованность, видим, что мы можем делать своё дело лучше, чем кто бы то ни был. Мы верим в это. Я думаю, что этот день настанет.

 – Есть мнение, что строительство и содержание небольших газовых станций и котельных гораздо выгоднее строительства и содержания такого большого объекта, как ТЭЦ?

– Давайте посмотрим тарифы газовых станций – эта информация открытая! От 2000 рублей  за гигакалорию до 3500 рублей – вы легко найдете такие цены! В то же время у Кузнецкой ТЭЦ – 600 рублей за Гкал. В угольном регионе уголь – более дешевое топливо, чем газ, поэтому и тарифы ниже.

Котельная никогда не сможет соревноваться с ТЭЦ в экономической производительности. Мы энергию, содержащуюся в угле, сначала превращаем в электроэнергию, а остаток – в тепло. А котельная – все в тепло. Если исходить из того, что электроэнергия стоит в три раза дороже, чем тепло, то ТЭЦ всегда будет выгоднее любой котельной.

В стране рекордно выросло количество котельных. Сейчас стало общим убеждение: вон сколько мы строим, как это здорово! А у меня есть альтернативное мнение: серьезные инвестиции требуют серьезных расчетов и серьезных размышлений. Газовая котельная  не сможет  существовать на такой тариф, как у нас! Чтобы у гражданина тариф был меньше, каждому предприятию устанавливают минимум, который не даст ему умереть. Вся беда в том, что устанавливает этот минимум чиновник, который не может по определению быть погружен в технические сложности, но руководствуется соображениями меньших затрат. При этом в расчёт не берется, что ТЭЦ – это сложнейшее техническое сооружение.  Зато есть иллюзия – раз в том году продержались, значит, и в этом продержатся. А когда положение станции становится тяжелым, говорят: «Это собственник виноват!». Но тем, кто эффективен, всегда пытаются установить тариф поменьше, то возникает риск этого эффективного производителя когда-нибудь потерять. Было бы правильно и логично предприятию, которое умеет работать рентабельно, дать те же условия, что и остальным, и оно будет развиваться. К слову, в других секторах экономики все получают одинаковые цены и на них работают, кроме теплоэнергетики. 

– Государство декларирует необходимость выполнения программы энергосбережения и энергоэффективности. Она вообще выполнима и кому она выгодна?

– Какая может быть энергоэффективность, если потребитель не знает, сколько он потратил? Энергоэффективность начинается тогда, когда потребитель сам думает о том, как бы ему сэкономить. А из Москвы планировать – есть риск нарваться на неправильные решения. Я не сторонник таких решений. Люди сами будут ставить счетчики, если за тепло и электроэнергию надо будет платить реальные деньги. В Новокузнецке в 8 из 10 домов не установлены общедомовые приборы учёта тепла. Потому что при такой цене и таких нормативах это никому не надо, счетчик ставить – себе дороже.

– Во многих городах, насколько мне известно, идет борьба за роль единой теплоснабжающей организации (ЕТО). Почему в Новокузнецке этого нет?

– Сложный вопрос. Первая объективная причина: теплоснабжение Новокузнецка представляет из себя совокупность разомкнутых контуров – так исторически сложилось. Второй вопрос: если будет создана ЕТО, то вся недоплата со стороны бюджета ляжет на нее. Как вы думаете, много ли найдётся желающих играть роль ЕТО в таких условиях? Мы в СГК для себя пока не решили, что с этим делать и как правильно поступать. Если всё останется так, как сейчас, то Новокузнецк развалится на кучу разных ЕТО, что не правильно с точки зрения социальных последствий. Надо, чтоб была единая организация, и как следствие – единая для всех цена на тепловую энергию.

Возможны ли идеальные условия существования для тепловой энергетики вообще и централизованного теплоснабжения в частности? Вы знаете, как это бывает или это миф?

– Нет, не миф. В Европе условия совсем другие – мерзнут там только те, кто хочет сэкономить. Давайте зарабатывать! Страна богатая – у нас возможности стать богатым гораздо больше, чем в европейских странах.

Такого централизованного теплоснабжения, как у нас, нет нигде. Это один из тех редких случаев конкурентного преимущества, доставшегося нам от Советского Союза, – дешевая электроэнергия и недорогое тепло в большой перспективе. Очень хотелось бы, чтобы мы это преимущество использовали для развития. Но пока используем для проедания – держим искусственно невысокие тарифы, загоняя большую энергетику в угол. Они все равно когда-нибудь будут выше – не сейчас, так через пять или десять лет, и платить тогда придётся нашим детям…

Лариса Сергеева