Михаил Кузнецов рассказал о возможных сценариях утверждения схемы теплоснабжения Красноярска

22 Июня 2015

Генеральный директор Сибирской генерирующей компании Михаил Кузнецов дал интервью общественно-деловому изданию ДЕЛА.ru, в котором рассказал о возможных сценариях утверждения схемы теплоснабжения Красноярска и позиции СГК по этому вопросу.

– Михаил Варфоломеевич, на текущем этапе схема отправлена в Минэнерго России. Что дальше?

– Все будет происходить, как и положено по законодательству. С удивлением смо­трю на то, как оппоненты демонизи­руют роль СГК в принятии схемы. А мы лишь располагаем знаниями, как строит­ся ал­го­ритм принятия таких документов.

Видимо, со стороны кажется, что мы режиссируем процесс. Это подобно то­му, как жрецы в Древнем Египте каза­лись современникам волшебниками, предсказывая солнечное затмение, – а они просто знали, когда это событие случится.

Процесс обсуждения схемы теплоснаб­же­ния в министерстве (энергетики РФ. – Ред.) может идти по-разному. Лично я на месте ответственных лиц сделал бы так: все поступившие в Красноярске предложения по схеме во избежание упреков направил бы городской и краевой властям, которые создали бы комиссию и предметно рассмотрели каждое на соответствие требованиям закона и на предмет разумности. Эта комиссия должна работать при безусловном участии всех заинтересованных сторон, чтобы потом к СГК не было упреков в том, что она келейно договорилась с кем нужно и «протащила» документ. Все должны видеть, как этот пирожок печется.

Надеюсь, в минэнерго рассудят именно так, и это самое правильное решение. В принципе, для нас приемлем любой вариант схемы. Плохо, если не будет никакого: в этом случае невозможно спланировать свою деятельность.

Мы собираемся развивать свой бизнес в Красноярске, это для нас базовый регион, намерены улучшать свои активы, – но все упирается в решение власти. Надеемся, что схему не «отфутболят», а все же примут с участием всех заинтересованных органов – Заксобрания, Горсовета, прокуратуры, УФАС, пожарных и так далее.

– Но вы, в принципе, готовы к тому, что схема не будет принята? Трагедии не случится?

– Давайте посмотрим, что будет, если схему не примут или если примут в таком виде, что в каждом тепловом контуре в городе будет своя ЕТО. Самое главное – не будет единой инвестиционной программы, понимания, куда какие сети надо тянуть, в каком направлении развиваться. К чему это приведет? Сегодня, как известно, в Красноярске участков под строительство с дешевой инфраструктурой уже не осталось. Однако городу надо развиваться. Трудно представить местный строительный комплекс без сдачи до 500 тыс. кв. м в год, тем более что есть спрос.

И если не дать Красноярску расти вширь, он будет расти вглубь. Но возьмите дерево, которому не позволяют расти вверх, – оно вырастет кривым. Так и строительные компании: они будут искать места, где можно уплотнить застройку, и вместо скверов или площадок вырастут высотные дома. Этой ситуации не избежать, если схема не будет принята.

Отсутствие единой инвестпрограммы сужает возможности для всех теплоснабжающих организаций. Единственный способ не дать городу поглотить себя – открыть возможность для роста. А для этого надо аккумулировать все средства, которых не так много, обеспечив развитие инфраструктуры, условия для появления новых площадок. Большие площадки требуют миллиардных вложений, и этот миллиард надо найти. Город может собирать плату за подключения не больше 300 млн в год. Тогда миллиард будет собран за 3 года, хотя подключать потребуется уже через полтора. На таких условиях СГК найдет деньги, привлекая кредиты. Но если возврат денег будет возможен лишь лет через 8, то желающих заниматься сетями не найдется: никакой коммерсант не будет работать себе в убыток.

В случае, если схема принята не будет, мы не слишком пострадаем с коммерческой точки зрения. Напротив, город начнет расти вглубь, что не потребует больших инфраструктурных затрат, плата за подключение будет поступать регулярно. Возможно, в чем-то такой сценарий окажется даже лучше для нас. И все-таки для меня журавль в небе всегда лучше синицы в руках, и я за то, чтобы был принят нормальный план развития – схема теплоснабжения.

На самом деле для освоения большого нового участка под строительство потребуются не только тепловые сети, но и электрические, и сети водоснабжения. Однако решив проблему с теплом, остальные решать будет легче.

Еще один вариант: возможно, схема будет принята, но окажется компромиссной – и это грозит изменением перспектив развития города. Хуже всего, если все произойдет не сразу, а постепенно. И тогда через 5–6 лет мы скажем, что в 2015 году упустили возможность сделать все иначе…

– Как вы считаете: общественные слушания по схеме теплоснабжения действительно отразили мнение горожан?

– Конечно, нет. Не хочу лезть в политику, но у нас никак не могут разобраться с учетом мнений. Вроде как власть опасается дать народу возможность самостоятельно что-то решать. Но и не давать высказаться тоже опасно. Поэтому придумываются схемы, которые ни вашим, ни нашим, как эти общественные слушания. Обсуждаемые вопросы часто носят узкопрофессиональный характер, и очень немногие на слушаниях понимают, о чем идет речь. 95% никак не сопоставят дом, выросший у них во дворе, с непринятием схемы теплоснабжения.

Словом, мне кажется, слушания – не лучший способ изучения общественного мнения. Тут надо действовать все же через законных представителей населения – депутатов.

– Противники схемы приводят результат слушаний в качестве аргумента.

– На самом деле половина проголосовала за, половина – против. И что это дало? У власти остался простор для маневра в любую сторону.

– Поговорим о другой категории противников схемы. Взять такую серьезную организацию, как УФАС. Заместитель ее руководителя Олег Харченко, которого все в Красноярске прекрасно знают, неожиданно высказался, что СГК нарушает законодательство и, продвигая схему теплоснабжения, монополизирует рынок. Как вы относитесь к такому заявлению?

– Мы не считаем, что нарушаем законодательство. А вообще говоря, на конкретные обвинения реагировать проще. Давайте цивилизованно встретимся в суде, и если нарушение будет доказано, наша компания понесет ответственность. УФАС возбудило дело месяц назад. Думаю, мы сможем защитить свою позицию.

Гораздо сложнее, если претензии носят абстрактный характер – как, например, обвинение в монополизации рынка. При том, что СГК принадлежит 75% рынка тепловой энергии, не понимаю, что изменится, если процент вырастет до 85. Ну а если нам говорят, что мы нарушили закон, –давайте разбираться с этим.

– Ваши юристы уже над этим работают?

– Да. Мы не согласны с утверждением УФАС и будем его оспаривать.

– С яркими заявлениями выступают и красноярские политики. Спикер Александр Усс на прошлой неделе огорошил словами на камеру, сказав, что схема – «дичь несусветная». Вы успели встретиться с ним?

– Еще нет. Хочу прокомментировать вопрос разночтений. Схема теплоснабжения – очень непростой, специфический профессиональный документ, в котором много хитростей и тонкостей. Зачастую те, кто в нее погружается, пользуются тем, что не все знакомы с профессиональной терминологией и, случается, передергивают факты, представляя власти ситуацию, далекую от реальной. Наша задача – объяснить всем ветвям власти свою позицию, тем более, что мы чувствуем свою правоту.

Мы не предлагаем ничего плохого для города – напротив, хотим дать ему дешевое тепло, не увеличивая объем сгорающего на станциях угля и таким образом не ухудшая экологическую обстановку.

Предлагаем закрывать вредные котельные и экономить топливо. И если наши предложения будут приняты, то жизнь в городе станет более комфортной. За нами – правда, как ни пафосно это звучит.

СГК вырабатывает в Красноярске 8 млрд кВтч энергии. Физика процесса такова, что для того, чтобы что-то нагреть, надо сжечь топлива на 12 млн Гкал. 8 из них мы отпускаем городу, 4 уходит в Енисей. Если мы из этих 4 млн Гкал добавим 3 млн Гкал городу, то больше угля при этом сжигаться не будет, экологическая ситуация не ухудшится – а вот котельные перестанут загрязнять атмосферу. Все уже просчитано разработчиком схемы.

Но если город будет развиваться по инерционному сценарию, с сохранением неэффективных котельных, количество выбросов вырастет с 78 до 95 тыс. тонн. В то время как при замещении котельных тепловыми станциями выбросы даже уменьшатся. Когенерационный цикл (одновременная выработка тепловой и электрической энергии. – Ред.) обеспечивает массу преимуществ. К примеру, если не хватает мощностей, что делает котельная? Строит еще один котел. А что делает ТЭЦ? Строит РОУ (редукционно-охладительную установку. – Ред.), которая в 100 раз дешевле. Капитальные вложения в десятки раз ниже, поскольку пиковые режимы можно пройти, просто снижая выработку электричества.

На самом деле большая удача, что у Красноярска есть три ТЭЦ, которые могут работать экономично, выгодно для города, позволяя удерживать не очень высокий тариф и содержать сети в приемлемом состоянии. В случае нехватки мощностей достаточно провести замещение. Когенерация – это будущее, и все, включая европейские города, идут по этому пути, стремясь вырабатывать энергию в комбинированном режиме. Коэффициент использования топлива при этом возрастает в 1,5 раза.

– Мне это понятно, но те самые 95% населения проще воспринимают аргументы ваших оппонентов. Мол, ТЭЦ сжигают больше топлива и выпускают больше дыма. Кстати, очевидно, что в кампанию против схемы теплоснабжения влили немало денег. Всем все ясно, но не пора ли открыто назвать тех, кто этим занимается?

– Каким образом? Доказательств нет, а подозрения к делу не пришьешь. Подобная ситуация, кстати, складывается во многих городах. Мы же не в первый раз принимаем схему теплоснабжения. Красноярск уже пятый город, где идет этот процесс.

– И каждый раз повторяется одно и то же?

– Нет, в Абакане схему приняли без возражений: там нашей компании принадлежит 95% теплоисточников. При этом на их долю приходится только 3% загрязнений. Не было проблем с принятием схемы и в Новокузнецке, где очень высока степень изношенности теплосетей и единственный, по сути, нормальный актив – наша станция. Во всех других городах возникали споры, поскольку неэффективные источники придумывают тысячу и одну причину, чтобы не замещаться. Что придумало государство, чтобы бороться с этим? Есть закон о теплоснабжении, который отдает приоритет когенерации. Предвидя это, в больших городах схему теплоснабжения не принимают по нескольку лет: собственники котельных «протаскивают» их незамещение.

В последние годы мелких теплоисточников стало особенно много, в том числе в связи с тем, что тарифообразование пошло по методу «затраты плюс», и ТЭЦ потеряли стимул бороться за потребителя. Все это заметно повысило стоимость процесса, в то время как в некоторых странах Европы, где есть когенерация, потребители уже платят меньше, несмотря на дорогое топливо. А ведь 10–15 лет назад никому даже в голову не приходило сравнивать плату за теплоснабжение в Европе и России.

По-хорошему, сейчас, в условиях недофинансирования отрасли, надо консолидировать­ся, собрать вместе имеющиеся небольшие средства, чтобы держать систему в работоспособном состоянии. Если все финансирование размазать мелким слоем, ничего хорошего не будет, но, как правило, владельцев котельных это интересует в последней степени. Поэтому, я считаю, власть должна принять взвешенное решение о развитии консолидированных финансовых потоков. А наша компания найдет свое место в любой схеме: главное, чтобы решение было принято.

Подробнее: http://www.dela.ru/interview/151848/