Алтайская энергетика в годы войны: ветераны вспоминают Константина Солнцева

30 Апреля 2015

Константин Солнцев - эпохальная личность для Алтайского края. Одна из улиц Барнаула названа в честь выдающегося энергетика. Солнцев - Почетный гражданин города. В 1943 году он возглавил ТЭЦ-1 и вывел предприятие на безаварийную работу, при этом мощность станции была увеличена. Благодаря Константину Владимировичу на карте Барнаула появилась ТЭЦ-2. Он принимал активное участие и в строительстве ТЭЦ-3. Сотрудники барнаульских предприятий СГК бережно хранят память об этом руководителе.

На фото: таким впервые увидел коллектив ТЭЦ-1 Константина Солнцева 

Долгие годы в команде Солнцева работала Галина Петровна Трунова (девичья фамилия Бессонова). Они вместе трудились сначала на ТЭЦ-1, а потом и на новой ТЭЦ-2. Галины Петровны уже несколько лет нет в живых, но ее воспоминания о директоре остались. «Я пришла на ТЭЦ-1 раньше, чем Константин Владимирович, - рассказывала она. - Два моих брата Василий и Сергей здесь работали слесарями еще до войны. Потом их и еще троих братьев забрали на фронт. Мне тогда было 16 лет, а на станцию принимали с 18 лет, но для меня сделали исключение – уж слишком большим уважением пользовались старшие братья».

На фото: Галина Бессонова со своим будущим мужем Константином Труновым (супруги вместе работали на ТЭЦ-1, а потом и на ТЭЦ-2)

В те годы ТЭЦ-1 находилась в ведении Барнаульского меланжевого комбината. Станция обеспечивала его электроэнергией и теплом. Состояние энергетического оборудования заводское начальство не волновало.  Деньги на модернизацию и ремонт не выделялись. До войны ТЭЦ работала еще более-менее стабильно, но когда к энергообъекту подключились крупные заводы, эвакуированные с центральной части страны, аварии последовали одна за другой. Большинство мужчин ушли на фронт, на смену им пришли молоденькие девушки: без знаний, опыта, физически слабые.

На фото: сотрудница ТЭЦ-1 в годы войны

Солнцев возглавил коллектив в марте 1943 г. ТЭЦ вывели из состава меланжевого комбината. Новый молодой директор, а ему тогда было 30 лет, начал с того, что сменил почти все руководство энергопредприятия: во время войны – это был решительный и рискованный шаг. «Через полгода станция изменилась, - вспоминали очевидцы событий. – Везде порядок, чистота, исчезли завалы золы между котлами, похожие на стены туннелей».

На фото: турбинный цех станции во время Великой Отечественной

Константин Владимирович ценил своих подчиненных, внимательно относился к их проблемам и нуждам. Зоя Александровна Баёва - ветеран энергетики с 40-летним стажем -  рассказывает: «Я пришла на ТЭЦ-1 в 15 лет. Отец погиб на фронте. Троих детей мама растила одна. Солнцев был мне как отец. Сначала я работала курьером. Зимней одежды и обуви не было: резиновые сапоги, платок, да старое осеннее пальтишко. Простыла, но с температурой ходила на работу. Увидел меня директор, больную, плохо одетую, распорядился немедленно выдать спецодежду, хотя она мне не полагалась, на своей машине отправил домой, лечиться».

У Константина Владимировича было заведено правило, - говорит Владимир Иванович Нитман, заместитель председателя Совета ветеранов Барнаульского филиала СГК, - если вахта задерживалась, устраняя повреждение или запуская новое оборудование, сотрудников развозили домой на машине Солнцева – это было очень почетно».

«Запасов угля не было, станция работала «с колес», - рассказывала Галина Петровна Трунова. – Случалось, что уголь не подвезли, топить нечем. Константин Владимирович собирал всех, и мы шли с корзинами к железнодорожным путям, подбирать рассыпанный уголь, и директор с нами, в первых рядах». Солнцев добился, чтобы во время войны работники ТЭЦ получали дополнительные хлебные карточки. Было создано подсобное хозяйство, где выращивали картошку и другие овощи. В столовой стали кормить сытнее и разнообразнее. Все военные годы на ТЭЦ-1 продолжалось строительство и монтаж новых котлов и турбин, к 1945 г. мощность станции возросла втрое.

На фото: Барнаульская ТЭЦ-1

В начале 50-х годов Солнцев обратился в министерство с ходатайством о строительстве в Барнауле новой ТЭЦ.  «Очень долго решали, где построить ТЭЦ-2, - поясняет Владимир Иванович Нитман. – Тщательно выбирали место и, как назло, выбрали самое неудачное, уже потом выяснилось, что неподалеку проходит оползневая зона». ТЭЦ-2 стала детищем Солнцева. Он опекал стройку, вникал во все проблемы, отлично понимая, что мелочей в энергетике не бывает. Пуск первой очереди ТЭЦ-2 стал большим событием, с которого началось становление алтайского энергетического комплекса.

На фото: строительство главного корпуса ТЭЦ-2

Но были в жизни этого человека и тяжелые, трагические моменты. В 70-е годы он стал неугоден партийному руководству, и  директора Энергокомбината сняли с должности. На Солнцева обрушился поток предложений, например, стать главным энергетиком котельного завода. Но он всем отвечал одно и тоже: «Я от трубы никуда не уйду, буду хоть слесарем работать, но на станции. В ней – вся моя жизнь!». Директор ТЭЦ-2 добился, чтобы Солнцева назначили его помощником, а в 1972 году Константин Владимирович сам стал руководителем второй тепловой электростанции. В этой должности он проработал до пенсии, но и потом продолжал трудиться на предприятии, но уже в другом качестве.

На фото: Константин Солнцев в последние годы жизни

В 1984 году Константин Владимирович ушел на заслуженный отдых, а через два года его не стало. «Он жил ярко, а умер тихо и незаметно, просто однажды утром не проснулся, - делилась воспоминаниями его верный единомышленник Галина Петровна Трунова. – На похоронах было много людей. В руках – цветы, на лицах – слезы. Он оставил в сердцах светлую, добрую память».

Почти 30 лет прошло со дня смерти Константина Владимировича Солнцева. Коллеги установили на его могиле памятник из красного гранита. Накануне юбилея Великой Победы представители Молодежного актива Барнаульского филиала СГК возложили цветы.