Директор Красноярского филиала СГК Александр Шлегель рассказал о своей богатой трудовой биографии

Директор Красноярского филиала «Сибирской генерирующей компании» Александр Шлегель полвека назад и не подозревал, что свяжет свою жизнь с энергетикой

Богатой трудовой биографии и успешной профессиональной карьеры Почетного энергетика, Почетного работника топливно-энергетического комплекса, Заслуженного работника Единой энергетической системы России, лауреата премии Правительства Российской федерации Александра Шлегеля, положила случайная (а, может быть, и нет) встреча…

Директор Красноярского филиала «Сибирской генерирующей компании» Александр Шлегель полвека назад и не подозревал, что свяжет свою жизнь с энергетикой. Он родился в таёжном посёлке Почет Абанского района на берегу прекрасной Бирюсы и по окончании школы собирался вместе с одноклассником поступать на механический факультет Красноярского политехнического института. Друзья не без оснований рассчитывали на успех на экзаменах — в те годы в поселковой школе крупного леспромхоза работали сильные преподаватели, многие выпускники почетской школы поступали в вузы края и страны, даже в МГУ.

Среди таких земляков был и Алексей Шумаков, ставший студентом красноярского политеха теплоэнергетического факультета чуть ранее. Именно его с друзьями-студентами встретили в райцентре по дороге в Красноярск абитуриенты Александр Шлегель и Владислав Гелецкий. И уже студенты убедили студентов будущих поступать учиться не на механиков, а на энергетиков. Никто из них тогда не подозревал, что менее чем через десять лет Алексей Шумаков, занимавшийся вольной борьбой, станет чемпионом Олимпиады в Монреале. Что Владислав Гелецкий тоже полностью посвятит себя физкультуре спорту и станет заведующим кафедрой в Институте физической культуры, спорта и туризма Сибирского федерального университета... Что по профессиональному пути, перспективы которого они обсуждали во время случайного разговора в Абане, пойдёт из них троих именно Александр Шлегель.

— Тогда как раз шло бурное развитие КАТЭКа, планировали строить новые мощные тепловые станции. В общем, приехав в Красноярск, мы с Владиславом подали документы на теплоэнергетический факультет, - вспоминает Александр Шлегель. — Я никогда не жалел о том, что выбрал эту специальность. Вся моя трудовая деятельность с 1975 года связана с энергетикой Красноярского края. Сначала была Красноярская ТЭЦ-2, затем «Красноярскэнерго», потом работал на Ванкоре директором Красноярского филиала «Роснефть-энерго» и вот теперь — Красноярский филиал Сибирской генерирующей компании (СГК).

Впрочем, был в биографии Александра «неэнергетический», хотя и весьма энергичный период — по окончании вуза он отслужил два года командиром танкового взвода на Дальнем Востоке.

— Для меня это была первая школа работы в коллективе, первый опыт работы с подчинёнными, — делится воспоминаниями Александр Шлегель. — Танковый батальон, в котором я служил, был лучшим в дивизии. Это был пример ответственного отношения командиров к своей работе, которое прививалось и офицерам, и рядовому составу. Он пригодился мне и «на гражданке».


По окончании службы в армии Александр вернулся в Красноярск и уже мог выбирать место работы самостоятельно, а не по обязательному распределению. Побывав на Красноярской ТЭЦ-1, в Сосновоборске, где планировали строительство ТЭЦ, и ещё на ряде предприятий, готовых взять молодого специалиста, он остановил свой выбор на строившейся новейшей в краевом центре ТЭЦ-2.

— На станции заканчивалось строительство главного корпуса, уже практически готова была пиковая котельная. Я понял, что именно здесь для меня открывается перспектива работать на новом современном предприятии.

— Многие критикуют современных выпускников вузов, говорят, что их подготовка к практической деятельности зачастую «хромает». А как было в период вашего студенчества и начала работы молодым специалистом?

— Молодому поколению специалистов в первый период работы всегда необходима и поддержка и дельный совет, — заверяет меня Александр Шлегель. — Если брать теплоэнергетику, то начинали тогда и начинают теперь все с должностей машинистов-обходчиков турбинных и котельных цехов, а дальше уже всё зависит от человека. Меня взяли на ТЭЦ-2 машинистом котла. Мне повезло со сменой, в которую меня направили. Старший машинист был очень опытным и ответственным специалистом, добросовестно относился к моему обучению. Вскоре я освоил должность машиниста котла, потом – старшего машиниста, затем был назначен мастером, начальником цеха… Вообще, если взять все ступени моей работы на ТЭЦ-2, это: машинист → мастер → начальник цеха → зам. главного инженера → главный инженер → директор станции. А в 1997 году я был назначен главным инженером в «Красноярскэнерго».

— Вы описали ступени профессионального роста. Но, как я понимаю, параллельно с вами росла и сама ТЭЦ-2? Тогда она считалась едва ли не самой передовой в Сибири по техническому оснащению? — интересуюсь я.

— Да. На Красноярской ТЭЦ-2 были запроектированы и установлены головные образцы котлов БКЗ-420 и БКЗ-500. В наладке этих котлов участвовали научно-исследовательские институты страны, сами разработчики этих котлов – это действительно было новейшее оборудование, — подчёркивает Александр Шлегель. — В истории ТЭЦ-2 есть ещё один важный момент. На её площадке была запроектирована и построена первая большая опытно-промышленная энерготехнологическая установка по переработке канско-ачинских углей в полукокс, смолу и газ. На ней проводились большие работы энергетическим НИИ им. Кржижановского – научным разработчиком этой установки. С учётом того, какое опытно-промышленное оборудование было запроектировано, изготовлено и установлено на станции, работа на ТЭЦ-2 была очень интересная.

— Работать на станции-флагмане впереди всей отрасли, наверное, интересно. Но ведь первые образцы — это, как правило, и «детские болезни»… — выражаю я некоторое сомнение.

— Проблем было очень много, —соглашается Александр Эдуардович. — После установки, монтажа и пуска пришлось вносить много изменений в конструкцию оборудования. Но в конечном итоге всё было доведено до рабочего состояния. И сегодня ТЭЦ-2 — это станция, которая работает надёжно.

В представлении обывателей, особенно нынешних «экологов-общественников», тепловые станции — это что-то, мягко говоря, грязноватое и «из прошлого века» — уголь, сажа, дым и т.д. Атомные станции и ГЭС со стороны выглядят технологически более «продвинутыми». Но Александр Шлегель уверенно берётся за развенчание мифа:

— Во-первых, видимое состояние дел на каждой конкретной станции определяется культурой обслуживания оборудования и организацией работы персонала. На тех же ТЭЦ-2 и ТЭЦ-3 в Красноярске вы не увидите горы грязи и пыли. А вообще, касаемо ГЭС, АЭС, газовых и угольных теплоэлектростанций — это действительно разное производство, разные условия. Но говорить о станциях, которые работают на угле, что это вчерашний день, точно нельзя. В экологической части наука не стоит на месте, в том числе в вопросах режимов работы котлов, а это в конечном итоге приводит к сокращению выбросов в атмосферу угольной пыли, окислов азота, серы и других составляющих.

— Есть известное выражение: «Не дай вам бог жить в эпоху перемен!», — вспоминаю я Конфуция. — Ваше профессиональное становление и развитие пришлись сразу на несколько очень разных периодов жизни нашей страны. Если брать эти три временных отрезка – советский, реформы и сейчас — чем они отмечены в энергетике, как отрасли, и лично в вашей судьбе?

— В 70-80-х годах энергетика в Красноярском крае бурно развивалась. В 1979-м году заработали первые котёл и турбина на КрасноярскойТЭЦ-2, в 80-е годы её строительство продолжилось. Тогда же в Красноярске началось строительство ТЭЦ-3, а в Красноярском крае — Берёзовской ГРЭС и Богучанской ГЭС. 90-е годы — это период реформирования энергетики. Строительство новых объектов и достройка уже начатых было приостановлено. Если же говорить о последнем десятилетии, это период, когда были созданы условия для эффективной работы энергетиков, были введены в работу объекты, строительство которых начиналось в 80-х. Все эти три периода объединяет то, что энергетические предприятия надёжно обеспечивали потребителей теплом и электроэнергией, несмотря ни на какие сложности.


Энергетики — такие же люди из плоти и крови, как все мы. И в то же время на работниках этой отрасли лежит высочайшая ответственность. Ведь от того, как они делают своё дело, зависит жизнеобеспечение людей и экономики страны. Наверное, человек становится энергетиком, именно когда к нему приходит осознание этой великой ответственности.

— У тех, кто только приходит в профессию, эту ответственность воспитывают ветераны, опытные специалисты. А дальше вступают в силу правила и инструкции. Сами условия работы создают атмосферу высокой ответственности, которая передаётся от поколения к поколению, - уверен Александр Шлегель. – Если проанализировать все должности моей профессиональной карьеры энергетика, для меня самой сложной была работа начальника цеха на ТЭЦ-2. Может быть потому, что тогда был ещё молодой. Я работал начальником ремонтного цеха – это значит ремонты, сроки, устранение замечаний… Для меня это была самая сложная работа, да и условия были не то, что ныне. Впрочем, когда ты становишься главным инженером, ответственность у тебя уже за всю станцию, директором — ответственность за всё производство… По мере движения по ступеням вверх растёт и ответственность.

У директора одного из самых крупных филиалов «Сибирской генерирующей компании» — Красноярского — и мера ответственности высочайшая. Но в биографии Александра Шлегеля — и человеческой, и профессиональной – есть пример ещё одной ответственности – перед своей малой родиной. В конце 90-х, когда пришёл в упадок Она-Чунский леспромхоз, градообразующее предприятие посёлка Почет, жителям пришлось возвращаться к керосиновым лампам. Топливо для дизель-генератора стало слишком дорогим и электричество в дома подавали лишь в считанные часы. Вот тогда и оказалось, что юношеский профессиональный выбор Александра стал счастливым для его земляков. Связать таёжный посёлок с «большой землёй» линией электропередачи тогда удалось совместными усилиями властей и компании «Красэнерго», главным инженером которой в тот момент работал не кто иной, как Александр Шлегель.

Завершая нашу беседу, я предложил вернуться к давней встрече выпускника школы Саши Шлегеля с земляками-студентами, которая стала отправной точкой в долгой и успешной карьере энергетика Александра Шлегеля:

— Представьте себе, что по дороге в родной Почет вы встречаете знакомого юношу, который едет в Красноярск поступать в вуз. Что вы ему скажете?

— Я скажу, что энергетика – это отрасль, которая высоко востребована сегодня и будет востребована в дальнейшем. Профессия энергетика нужная и надёжная. Если же говорить именно о теплоэнергетике, то я убеждён, что, имея громадные запасы доступного бурого угля, запасов которого хватит на долгие-долгие годы, мы просто обязаны развивать и развиваем, совершенствовать угольную генерацию. Достойный пример этого – современный энергоблок на Красноярской ТЭЦ-3. Естественно, совершенствование технологий сжигания и технологий очистки требует серьёзных денежных вложений, но наша «Сибирская генерирующая компания» к этому готова. И при этом развитие угольной генерации вовсе не исключает и не препятствует развитию других видов энергетики.

Беседовал Андрей Кузнецов

Из книги «Энергетика. Вчера. Сегодня и завтра. Размышления о прошлом, настоящим и будущем. Региональный аспект».