Директор по ресурсному обеспечению Герман Мустафин: «Нет предела совершенству»

18 Ноября 2016

«Нет предела совершенству», - считает директор по ресурсному обеспечению Герман Мустафин. Именно этим принципом он руководствуется в любом деле, за которое берется. Герман Олегович рассказывает о том, что привело его в энергетику, как складывается его работа сейчас и какие перспективы он видит для себя в дальнейшем.

Герман Олегович, как строилось Ваше обучение и карьера? Какие моменты Вы считаете наиболее успешными и с какими трудностями вы столкнулись?

Образование я получил в Москве, сначала в одной из центральных школ, а после в Высшей школе экономики на факультете менеджмента. В 1999 году, когда я учился на 3 третьем курсе, в институте проходил конкурс в кадровый резерв РАО ЕЭС России, тогда это было имя - компания по размерам сопоставимая с Газпромом. Мне было интересно воспользоваться этим шансом. Тогда туда только пришла команда Чубайса, и я оказался в числе 5 человек, которые попали в кадровый резерв. У нас была уникальная возможность участвовать в мероприятиях по реформированию РАО ЕЭС России и энергетики. Через какое-то время меня взяли в штат.

В то время на повестке дня стоял вопрос создания рынка электроэнергии. Я работал над проектом администратора торговой системы – сейчас это называется совет рынка. Мы создали соответствующее некоммерческое партнерство «АТС». В итоге я получил там должность начальника отдела обучения. Моя задача была сформировать стандарты, провести первичную подготовку кадров, рассказать, что это такое, как будет работать. Направление это было очень востребованным и, можно сказать, я стоял у истоков создания рынка электроэнергии.

Потом случились кадровые перестановки, и я вернулся в РАО ЕЭС, на тот момент там был финальный этап реформирования, но оставались не охваченные направления, нам предстояло и их задействовать. Мне достался Дальний Восток.

Мне было 25 лет, когда произошел один из самых запоминающихся моментов в моей карьере. В руководстве РАО ЕЭС были кадровые изменения, а компании предстояло совещание у Чубайса, на котором нужно было докладывать по Дальнему Востоку, а кому докладывать- непонятно. В итоге на совещание пошел я. На удивление все прошло хорошо. Проект получил одобрение Анатолия Борисовича. Я был совсем молодым специалистом, а уже докладывал на заседании правления РАО ЕЭС России.

Одним из активных участников процесса реформирования был СУЭК, у которого были энергетические объекты на Дальнем Востоке. Им нужен был человек, который разбирается в ситуации, и мне предложили работу по курированию дальневосточных активов.

Потом СУЭК получил контроль над ТГК-13 и Кузбассэнерго, и я по собственной инициативе с одобрения руководства поехал работать в Красноярск на должность директора по инвестициям. Мне было интересно быть поближе к предприятиям. Я прожил там почти два года, приводил в порядок инвестиционную программу и полностью окунулся в строительство энергоблока ТЭЦ-3. Также занимался созданием нового предприятия - Сибирьэнергоинжиниринг.

По прошествии двух лет, мне захотелось вернуться в Москву, я недолго проработал в МРСК – Центра. И потом почти сразу мне поступило предложение вернуться в СУЭК и заняться поставками оборудования. Когда на должность директора СГК пришел Михаил Варфоломеевич, мне предложили место главного снабженца. Предложение это я принял.

Расскажите, пожалуйста, о своей профессиональной деятельности в СГК. Законодательство, регламентирующее закупочную деятельность с каждым годом ужесточается, часто ли приходится вносить коррективы в работу и во внутренние регламенты компании?

Прежде всего законодательство нацелено на то, что товары и услуги должны закупаться по минимальной цене. Это как раз неплохо. С другой стороны, есть сложность процедур и отчетности, а это влияет на трудозатраты.

Государство все больше и больше хочет контролировать нашу деятельность в этой сфере. Например, ввели нормы, связанные с закупкой ТЭР у субъектов малого предпринимательства и год от года этот процент расширяют. Энергетика – это сложная отрасль, и турбину не могут ремонтировать компании без должной квалификации. В своем арсенале эта компания должна иметь соответствующих специалистов, малые предприятия априори не могут себе этого позволить. Для этого необходимо ежегодно выполнять определенный объем этих ремонтов. А это уже выходит за обороты субъекта малого предпринимательства.

Законодательство, действительно, все время меняется. Сейчас мы ждем новых поправок, и мы уже к ним готовы. В вопросах нововведений мы стараемся идти на опережение и исследовать вопрос еще до момента его вступления в силу.

Какова структура вашего блока и как распределен функционал между сотрудниками?

Распределение функций – это один из способов оптимизации. Например, проведение самих конкурсных процедур начиная от публикации технического задания до оформления протоколов сосредоточено у нас в Красноярске. Маркетинговая функция, которая отвечает за мониторинг поставщиков и критерии их отбора, осталась в Москве. А функцию сопровождения договоров и управление запасами взял на себя Кузбасс.

Вообще управление запасами – это новое для моей дирекции направление. Раньше у нас год от года на 200-300 миллионов прирастали запасы и в итоге они доросли почти до 3 миллиардов. Это крайне неэффективно. Совет директоров поставил нам задачу провести аудит. Сейчас мы увеличиваем оборачиваемость ресурсов.

Как вы на сегодняшний день оцениваете эффективность работы блока и как видите его дальнейшее развитие?

Я считаю, что нет предела совершенству. Факторами оценки работы моего подразделения могут быть конкретные цифры по оптимизации. Я существенно уменьшил численность блока ресурсного обеспечения. В дальнейшем мы планируем автоматизироваться и прийти к еще более эффективной структуре. В управлении запасами мы должны прийти к 120 дням оборачиваемости ресурсов, а в идеале к 80. А наши основные процедуры нужно сократить с 60 календарных дней до 40.

А чему вы уделяете время вне работы, есть у вас какие-то хобби и увлечения?

Главное для меня сейчас увлечение – это мои дети, у меня двое мальчиков 4 и 2,5 года. Сейчас они, по крайней мере старший, входит в такой возраст, когда с ними интересно организовывать разного рода активности. Мы хотим подготовить старшего сына к горнолыжному сезону и уже начали ходить на занятия, чтобы зимой он смог полноценно с нами кататься. Вообще любые занятия, связанные с развитием моих детей, для меня очень важны. Я уделяю большое внимание урокам математики. Хотя пока это уроками назвать сложно, скорее это математические игры. Я старюсь, чтобы им было интересно и познавательно одновременно.